ХОР-ЖИЗНЬ

Музыка объединяет людей

Грузинский святой XX века – преподобный Гавриил (Ургебадзе)

Оцените материал
(0 голосов)

Ровно 90 лет назад, 26 августа 1929 года, в Тбилиси родился самый почитаемый грузинский святой XX века – преподобный Гавриил (Ургебадзе)

1 мая 1965 года. Грузинская ССР. Тбилиси. Тысячи советских граждан вышли на первомайскую демонстрацию. С разноцветными шариками, флагами и транспарантами. К тому времени, спустя уже полвека после революции, для большинства это был вполне традиционный весенний праздник, после которого можно было собраться за праздничным столом, обильно угостившись вином и чачей, спеть песни и пообщаться с родными и близкими. Выходной же ж.

И вдруг прямо у здания Совмина Грузинской ССР, что на проспекте Руставели (когда-то на месте этого здания был русский православный военный собор святого Александра Невского, разрушенный в 1930 году по личному приказу Берии), возникает маленькая фигура православного священника в длинном подряснике и с большим наперсным крестом. Он заходит за огромный 12-метровый портрет Ленина, поливает его керосином и поджигает.

Пламя охватывает весь портрет, возникает впечатление, что горит сам Совмин, громко лопаются лампочки праздничной иллюминации. Большинство свидетелей произошедшего в ярости, ведь для них, выросших уже в советской Грузии, Ленин – полубог, главный в пантеоне красных «святых». Конечно, священника, 35-летнего иеромонаха Гавриила (Ургебадзе), тут же хватают и жестоко избивают. Полуживого, с восемнадцатью переломами, отца Гавриила с уверенностью, что поймали активиста церковной антисоветской группы, ведут на допрос. Он же еле слышно молится (позднее старец лично расскажет об этом):

Господи, я иду на мучение. Я знаю, что не смогу избежать расстрела. Вот, Христос мой, всю жизнь я мечтал пострадать за Имя Твое. И сейчас мне представился такой случай.

На допросе над отцом Гавриилом издевались: «Знаешь, что тебе присудили расстрел? Ты и сейчас видишь своего Христа? Ну-ка, покажи его нам!» При первом допросе лично принимал участие Эдуард Шеварднадзе, молодой (ровесник отца Гавриила) министр охраны общественного порядка Грузинской ССР, в будущем – один из главных перестроечных либералов и президент уже постсоветской, проамериканской Грузии. Как рассказывал отец Гавриил, первое, что ему сказал Шеварднадзе: «Сними крест!» На что услышал: «Иди и сам сними».

Шеварднадзе не решился.

Допросов и даже расстрела батюшка не страшился. Попытки, в том числе под жестокими пытками, обвинить его в участии в организованной антисоветской группе рассыпались. Своей вины отец Гавриил не признавал, никого не оговаривал – напротив, постоянно утверждал, что всё сделал правильно. Более того, именно так и только так и должен был поступить христианин:

Я это сделал, потому что нельзя боготворить человека. Там, на месте портрета Ленина, должно висеть Распятие Христа. Зачем вы пишете: «Слава Ленину!» – когда слава не нужна человеку? Надо писать: «Слава Господу Иисусу Христу».

Единственное, что могло помочь избежать обвинения в терроризме и высшей меры наказания, был вариант с признанием отца Гавриила умалишённым. Была назначена психиатрическая экспертиза, которая показала следующее:

Пациент Ургебадзе Георгий Васильевич, 1929 г. рожд., с 6-классным образованием, проживающий: ул. Тетрицкаройская, 11. Стационирован в психоневрологическую больницу 18. VIII.1965 г. Переведён из тюрьмы на принудительное лечение. Больной утверждает, что все плохое, что происходит в стране и в мире, – это по вине злого духа. С 12 лет начал ходить в церковь, молился, приобрёл иконы, выучил церковную письменность. В 1949 году был призван к военной службе. Даже находясь там, свободное время проводил в церкви. В среду и пятницу ничего не ел. Начальники и солдаты со смехом слушали его бред: «В среду Иуда продал Христа за тридцать серебряников, а в пятницу – еврейские епископы распяли Христа на кресте»...

Более того, пациент «верит в существование небесной сущности, Бога и ангелов», «в разговоре основная ось психопата всегда направлена на то, что всё происходит по воле Божьей», а «если кто-то с ним заговорит, непременно говорит с ним о Боге, ангелах, иконах» и так далее. Словом, диагноз налицо: «психопатическая личность со склонностью к возникновению шизофреноподобных состояний».

Сложно сказать, был ли глава комиссии, поставившей этот диагноз, кандидат медицинских наук Абрамишвили воинствующим безбожником или, напротив, втайне верил в Бога, но именно благодаря ему уже в ноябре 1965-го отец Гавриил оказался на свободе. По некоторым данным, за батюшку просил сам Католикос-Патриарх всея Грузии Ефрем II. Человек, лояльный к советским властям, но бесстрашный, сам отсидевший 7 лет в лагерях с подачи Берии.

На некоторое время отцу Гавриилу запретили совершать богослужения, но священного сана не лишили. И уже в 1971 году патриаршим решением он был назначен духовником женского монастыря Преображения Господня в Самтавро в древнем городе Мцхета, духовной столицы Грузии. В этой обители старец Гавриил провёл оставшуюся четверть века своей земной жизни. Очень скромно: сначала в каменной башне, затем в дощатом курятнике.

С этого времени старец взял на себя особый подвиг, на который его промыслительно наставила... советская власть, – мнимого безумия – юродства Христа ради. Существует множество рассказов о том, как через, казалось бы, безумные деяния и изречения отец Гавриил доносил до людей, в том числе весьма далёких от Церкви, Слово Божие, обличая их грехи и наставляя сбившихся с пути. А ещё старец скитался по всей Грузии, местам погибших и заброшенных православных святынь, храмов и монастырей, совершая там богослужения.

В последние годы жизни отец Гавриил претерпевал особые скорби: тяжёлую болезнь и, одновременно, жуткие политические события в стране. Распад Советского Союза, гражданская и грузино-абхазская войны, обнищание населения... Как вспоминают люди, близкие к старцу, несмотря на физические немощи, батюшка в самые тяжёлые дни гражданского противостояния бил в колокольный набат в монастыре Самтавро, ужесточив собственный пост настолько, что практически полностью отказался от пищи. Многие уверены, что кровопролитие было приостановлено исключительно по его молитвам.

Какие бы физические мучения ни переживал уже смертельно больной отец Гавриил, сердце старца всегда теплилось подлинно христианской любовью. В свои последние дни он со слезами говорил приходящим к нему людям (а с каждым годом, особенно после падения советской власти, их становилось всё больше и больше):

Помните, что Бог – это любовь. Делайте как можно больше добра, чтоб ваша доброта вас спасла. Будьте смиренны, так как Бог благословляет смиренных. Раскайтесь в грехах – и получите отпущение грехов, так как «завтра» – это только ловушка сатаны. Любите друг друга, так как без любви человек не попадёт в Рай.

2 ноября 1995 года старец Гавриил (Ургебадзе) отошёл к Господу. Не знаю, обращал ли на это кто-то внимание, но в тот же самый день в трёх тысячах километров от Самтавро, в Санкт-Петербурге, почил в Бозе другой блаженный старец – митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв). Они были практически ровесниками, и в их жизненном пути было немало общего. И есть надежда, что пред Престолом Божиим они вместе ходатайствуют о двух православных странах и их народах – русском и грузинском.

Но кто-то может возразить: почему же мы, Россия и Грузия, несмотря на столь сильных Небесных заступников, так и не научились жить в мире и братской любви? Конечно же, это упрёк не святым, а только нам самим. «Мой крест – вся Грузия и пол-России», – говорил преподобный Гавриил.

И прошло всего 2 года после его канонизации в Грузинской Церкви, как в декабре 2014 года Священный Синод Русской Православной Церкви постановил «включить в месяцеслов Русской Православной Церкви имя преподобного Гавриила Самтаврийского с установлением празднования его памяти 2 ноября, как это установлено в Грузинской Православной Церкви».

Прочитано 28 раз
Преподобный Гавриил Ургебадзе о последних временах

Авторизация

Поиск по каттегориям