Павел Петров Началось обсуждение Павел Петров 2 недель(-и) назад
На уходящей неделе Дональд Трамп подписал закон «о новых санкциях» в отношении России, Ирана, КНДР и международного терроризма. Вынудить его на этот во многом невыгодный шаг было непросто, но всё же парламентариям это удалось. Будучи охвачены страстным желанием «повилять» президентом, построить барьер между ним и Кремлем, а заодно и приравнять Россию к так называемым нациям-изгоям, американские народные избранники нехарактерным для них образом сплотились и загнали главу Белого дома в угол.
В условиях почти единогласной поддержки законопроекта, а значит и несомненного преодоления возможного президентского «вето», всё, что мог сделать Трамп — отложить подписание закона и затянуть процедуру введения его в действие. Так как сам закон не вводит (по крайней мере по отношению к РФ), никаких непосредственных ограничений, а лишь предлагает различные пути для их введения президентом, а также ограничивает его свободу в вопросе снятия санкций, в оттягивании неизбежного не было никакого конкретного внешнеполитического смысла.
В то же время в США такое поведение вызвало бы не только новые подозрения в «сговоре с Путиным», но и ярость объединенного Конгресса, которая могла тут же перерасти, если и не в импичмент, то в полную блокировку всяких инициатив президента, включая второстепенные и даже совсем мелкие.
Таким образом, старая гвардия Вашингтона переиграла выскочку-миллиардера и заставила его пойти на невыгодный размен: несвобода в санкционной политике с Россией в обмен на сохранение видимости приемлемых отношений исполнительной и законодательной власти.
Победа истэблишмента над президентом, по новой традиции, была тут же поддержана крупными СМИ, как по команде вывалившими на «благодарных» слушателей новый ворох секретной и служебной информации из глубин правительственных кабинетов. «Всплыли» и стенограммы разговоров Трампа с главами Мексики и Австралии, где «Лидер свободного мира» якобы просит коллег не затрагивать в прессе щекотливые для него темы, и информация о созыве специальным следователем «русского дела» Мюллером жюри присяжных для проведения предварительных слушаний и определения круга подсудимых и свидетелей.
И хотя источники, как всегда, «пожелали остаться неизвестными», и сама информация может подвергаться сомнению, каждый подобный вброс все равно наносит ущерб Трампу, его команде и его программе.

Чтобы хоть как-то смягчить удар, 45-й президент США был вынужден уйти в глубокую оборону и заняться латанием политических дыр, вместо того чтобы, как он привык, рваться в бой с новым указом, проектом реформы или международной сделкой.
Прежде всего, президент приступил к чистке рядов, видимо окончательно осознав, что многочисленные утечки не только дают пищу жаждущим сенсации репортерам, но и позволяют политическим противникам предсказывать его ходы и даже манипулировать им.

В самом начале недели, по «соглашению сторон» ушел в отставку директор по коммуникациям Энтони Скарамуччи, назначенный на должность только за 11 дней до этого. За свою сверхкороткую карьеру в Белом доме он успел поведать телеведущей о приватном разговоре с Трампом о предполагаемых возможностях русских хакеров, вынести из «избы» конфликт с главой аппарата Белого дома и нецензурно обругать многих членов администрации, «забыв» сказать, что комментарий вообще-то не для печати. При новом главе аппарата — отставном генерале морской пехоты Келли — такому человеку явно нет места.
Еще один кирпич в новый облик администрации заложил генеральный прокурор Джефф Сэшнс — один из самых неоднозначных игроков президентской команды, отличающийся полной преданностью лидеру, не пожелавший возглавить расследование «русского дела» и подвергшийся за это резкой критике Трампа. Как будто по команде Келли, вскоре после новой волны утечек, Сэшнс созвал пресс-конференцию и объявил о начале крупномасштабной кампании по расследованию случаев раскрытия секретной информации и привлечения виновных к ответственности. Вторым номером на мероприятии выступил Дэн Коутс, директор национальной разведки США, который поддержал инициативу Сэшнса и безапелляционно заявил, что он и его коллеги из разведывательного сообщества найдут каждого нарушителя, где бы он ни скрывался — в Конгрессе, Белом доме или среди самих американских службистов.
Кстати, о коллегах Коутса: на этой неделе был, наконец, приведен к присяге новый директор ФБР Кристофер Рэй, назначенный Трампом и одобренный Сенатом. Новый глава Бюро, пришедший на смену оскандалившемуся Коми, понимает, что для него, входящего в мутные воды госслужбы после двенадцати лет беззаботной работы в частном секторе, нет иного пути к успеху, кроме командной работы с двумя своими непосредственными начальниками — Сэшнсом и Коутсом. Иное поведение грозит скорым увольнением и позором.
Таким образом, с вступлением Рэя в должность брешь в обороне новой администрации должна закрыться, а «охота на утечки» — приобрести законченный характер.
В этой связи решение Трампа почти на две с половиной недели оставить Белый дом и отправиться в отпуск (наполненный скорее неформальными встречами, чем праздностью), якобы связанное с необходимостью замены в вашингтонской резиденции системы климат-контроля, наводит на мысль о желании Келли и его товарищей «прошерстить» персонал и провести необходимые кадровые перестановки фигур второго и третьего плана, пока внимание прессы будет приковано к «отдыхающему» первому лицу.
Помимо борьбы с утечками команда президента попыталась отыграть несколько политических очков и на других досках. Так, Трамп с большой помпой представил новую законодательную инициативу, подразумевающую реформу иммиграционного законодательства. По новому закону, преимущественное право на иммиграцию в Штаты должны получить англоговорящие иностранцы, имеющие финансовый потенциал для обеспечения себя и своей семьи и навыки, пригодные для использования в рамках американской экономики. Кроме того, закон должен ограничить доступ иммигрантов к социальным выплатам до получения ими американского гражданства. Так как, по данным официальной статистики, из миллиона легальных иммигрантов, ежегодно въезжающих в США, лишь 6% — высококвалифицированные специалисты, примерно половина тут же встает в очередь за пособием по безработице, а остальные работают в сфере ручного труда, законопроект обещает сохранить большое количество средств налогоплательщиков и снизить конкуренцию для американских рабочих. И хотя в нынешних условиях — после провала реформы здравоохранения, триумфа санкций и в преддверии каникул Конгресса — шанс на принятие этого закона ничтожно мал, значением имеет скорее демонстрация хоть какой-то поддержки президента в парламенте и наличия свежих, еще не избитых поражениями законодательных проектов.
Еще одним ободряющим фактором для рабочих — одной из трех опорных групп Трампа — стал отчет государственного Бюро трудовой статистики, рапортовавшего, что за шесть месяцев его президентства в Штатах было создано более миллиона новых рабочих мест.

Не подвел президента и крупный бизнес. Несколько компаний объявило о переносе производства в США из Азии и масштабных инвестициях, а фондовый рынок ответил всплеском оптимизма, что позволило индустриальному индексу Доу-Джонс достичь рекордных значений, а Трампу — заявить о 20-процентном росте этого важного показателя за краткий период его пребывания у власти.
Что касается внешней политики, то и тут у президента без символических успехов не обошлось. В щекотливой ситуации осложнения отношений с Россией, истерии вокруг «страшных санкций» главе Белого дома, все еще явно желающему если не сближения с Кремлем, то хотя бы ослабления напряженности, пришлось приложить неимоверные усилия, уклоняясь на многочисленных публичных мероприятиях от вопросов, связанных как с американскими санкциями, так и с российским контрсанкциями. Ограничившись скудным комментарием в твиттере, обвиняющем в сложившемся плачевном положении Конгресс, Трамп продолжил наметившуюся в новых русско-американских отношениях традицию, когда действия правительств и парламентов, как и высказывания официальных лиц любого уровня, происходят параллельно общению лидеров двух стран и никак не затрагивают достигнутых стратегических договоренностей.
Еще одно важное событие свершилась под занавес недели — Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию по принятию новых санкций в отношении КНДР. Для Трампа здесь сразу две победы. Во-первых, Россия проголосовала «за», а значит договоренности, которые упоминались выше, еще в силе. Во-вторых, «за» проголосовал и Китай, то есть политическая «вилка» — сдай любимого соседа, а не то санкции — начинает работать.
Президенту Трампу был нанесен серьезный удар. Его вчистую обыграли политически. Но одной такой победы еще недостаточно для полного отчуждения мятежного миллиардера от рычагов управления. Хотя пока что у него нет ни одного козыря, мелких ситуативных успехов вполне достаточно, чтобы дать время уже запущенным реформам — госаппарата, землепользования, энергетики — показать свои плоды. 
Ответы
Вам нужно быть участником этой группы, прежде чем Вы сможете участвовать в этом обсуждении.

Авторизация