Елена Зыбина Началось обсуждение Елена Зыбина 4 месяца(-ев) назад

Часто можно услышать: «У вас же в Харькове все спокойно. Не стреляют, мобилизация закончена, посадок стало меньше. Так что можно жить. А чтобы «Азов» не побил, так не носи георгиевскую ленточку. И вообще, не смотри телевизор и учи мову. Так спокойней будет!». Или вот другое высказывание: «В Харькове (Одессе, Екатеринославе) я был совсем недавно. Там я не видел никаких нацистов. Чистые улицы, много улыбающихся людей, магазины, театры и аэропорт работают. Там говорят по-русски и есть синагога. Чего вам еще надо от жизни?». Ответ от местного Что же я отвечу этим людям? Да, здесь не стреляют ежедневно и мобилизация «затаилась на время». Да, улицы чисты, потому что городская власть, которую мы избрали, не дает Харькову оскотиниться до общеукраинского уровня и старательно выполняет свои обязанности. Она не спешит ставить памятники Бандере и возлагает цветы в памятные дни Великой Отечественной. Но возможности не запачкаться для нее сужаются. И не только для команды мэра Кернеса, но и для всех проживающих здесь. Нацистов нет, говорите? Да вы просто посмотрите на билборды, и ничьей иной политической рекламы, кроме различных реинкарнаций «Азова» там не увидите.


Да, даже местные нацики говорят по-русски, но директивы минобраза требуют "мовы" в вузах и большинстве школ. Есть церкви и синагоги, но руководство области демонстративно ходит на службу к самозванцам из «Киевского патриархата». Но приезжие могут этого не увидеть, попасть в город в другой день и снисходительно посоветовать оставшимся: «Ведь эти мальчишки выходят зиговать и громить не каждый день, просто тогда посиди дома и закрой шторы».

Улыбающиеся люди… Ну, не все же время стенать! Да и есть немало тех, кто уже свыкся с этим положением или им вообще это понравилось. Например, появилась возможность не просто зарабатывать деньги, но и стать «волонтером». И таких становится все больше и больше, и среди них уже не только сторонники украинства. Жизнь, телевизор, агрессивные корпоративные порядки делают свое дело. Кстати, недовольство ценами и коммунальными тарифами вовсе не влечет за собой однозначного неприятия нацификации. Так что надеяться на «победу холодильника над телевизором», по меньшей мере, наивно.

Читаем Ясперса И что дальше? А будет то, о чем писал в 1945 году Карл Ясперс, глядя на своих немецких земляков: «Лживые заявления о лояльности перед грозными инстанциями вроде гестапо, такие жесты, как приветствие «хайль Гитлер», участие в собраниях и многое другое, что влекло за собой видимость участия, — за кем из нас в Германии никогда не было такой вины? Заблуждаться на этот счет может только забывчивый, потому что заблуждаться он хочет. Маскировка была одной из основных черт нашего существования». Будет практически для всех, кто не сел и не уехал, увы. Ведь конца нынешнему помрачению не видно.


Когда на заре украинской независимости стала подниматься на щит история и традиция, где мне, моим родителям и моему городу отведено унизительное место «зросійщеної гибридної групи», то мне поначалу хотелось уехать в Россию на ПМЖ. Но я задал себе вопрос: а почему, собственно, я должен оставлять Харьков, где подавляющее большинство населения голосует и думает так же, как моя семья? И я никуда не уехал. И так длилось много лет, пока жизнь здесь была сносной, а власть в Киеве — или близкой нам, или такой, которую мы могли мирно заменить на приемлемую. С 2014 года у нас такого выбора и такой возможности не стало. Так, давайте будем честны, и нет шансов на достойную перемену участи с помощью отъезда куда-либо.

Надо делать выбор, о котором говорил тот же К. Ясперс; «Такая аргументация: «Ведь есть в этом и хорошее», такая готовность к мнимо справедливому признанию была у нас распространена. Правдивым могло быть только радикальное «либо—либо». Если я признаю порочный принцип, то все скверно, и даже хорошие с виду последствия — вовсе не то, чем они кажутся. Из-за того, что эта ошибочная объективность была готова признать в национал-социализме мнимо хорошее, даже близкие прежде друзья становились друг другу чужими, с ними уже нельзя было говорить откровенно».


Не носить «не те» ленточки… Глупо, конечно, подставляться под удары, если ты не мазохист, но это вовсе не значит, что нужно надевать «волчий крюк» или похожий на зад павиана стилизованный мак. И вовсе не обязательно перед галичанином или киевским коллегой демонстрировать свое знание мовы. А надо запомнить: мы у себя дома и у нас так не принято. Тот, кто считает иначе — оккупант или предатель. А рано или поздно отвечать все равно придется. Причем не только за явное пособничество. С этим как раз все ясно. А вот перед собой и своими родственниками и соседями, друг перед другом, глядя в глаза. И за безграмотную речь детей, и за их полное историческое невежество, и за свои оправдания перед штурмовиками и просто скотами. И просто за то, что ты делал вид, что ничего такого не происходит. Дмитрий Губин

Загрузка содержимого, подождите, пожалуйста.
Ответы
Вам нужно быть участником этой группы, прежде чем Вы сможете участвовать в этом обсуждении.

Авторизация

На форуме

Читать подробнее »